Category: общество

Неравенство предопределено фатально.

Оригинал взят у onoff49 в Неравенство предопределено фатально.
Дидье Дезор, исследователь лаборатории биологического поведения университета Нанси (Франция), провел исследование поведения крыс, которое показало результаты, интересные для психологов.

С целью изучения плавательных способностей крыс он поместил в одну клетку шесть зверьков. Единственный выход из клетки вел в бассейн, который необходимо было переплыть, чтобы добраться до кормушки с пищей.
В ходе эксперимента выяснилось, что крысы не плыли вместе на поиски пищи.
Все происходило так, как будто они распределили между собой социальные роли: были два эксплуататора, которые вообще никогда не плавали, два эксплуатируемых пловца, один независимый пловец и один не плавающий козел отпущения.

Процесс потребления пищи происходил следующим образом. Две эксплуатируемые крысы ныряли в воду за пищей. По возвращении в клетку два эксплуататора их били до тех пор, пока те не отдавали свою еду. Лишь когда эксплуататоры насыщались, эксплуатируемые имели право доесть остатки пищи.
Крысы-эксплуататоры сами никогда не плавали. Чтобы наесться досыта, они ограничивались тем, что постоянно давали взбучку пловцам.
 Автоном (независимый) был довольно сильным пловцом, чтобы самому достать пищу и, не отдав ее эксплуататорам, самому же и съесть.
Наконец, козел отпущения, которого били все, боялся плавать и не мог устрашать эксплуататоров, поэтому доедал крошки, оставшиеся после остальных крыс.
То же разделение — два эксплуататора, два эксплуатируемых, один автоном, один козел отпущения — вновь проявилось в двадцати клетках, где эксперимент был повторен.



Чтобы лучше понять механизм крысиной иерархии, Дидье Дезор поместил шесть эксплуататоров вместе.
Крысы дрались всю ночь. Наутро были распределены те же социальные роли: автоном, два эксплуататора, два эксплуатируемых, козел отпущения.
Такой же результат исследователь получил, поочередно поместив в одной клетке шесть эксплуатируемых крыс, затем шесть автономов и шесть козлов отпущения.
В результате выяснилось: каков бы ни был предыдущий социальный статус индивидуумов, они всегда, в конце концов, распределяют между собой новые социальные роли.
Исследователи университета Нанси продолжили эксперимент, исследуя мозг подопытных крыс. Они пришли к неожиданному на первый взгляд выводу, что наибольший стресс испытывали не козлы отпущения или эксплуатируемые крысы, а как раз наоборот — крысы — эксплуататоры.
Несомненно, эксплуататоры очень боялись потерять свой статус привилегированных особей в крысином стаде и очень не хотели, чтобы однажды их самих вынудили работать.

http://vrachirf.ru/concilium/22139.html

Чему нас научила прекрасная женщина

Оригинал взят у a_supergirl в Чему нас научила прекрасная женщина
Как это ни странно, но одни из самых важных и полезных выученных на юрфаке вещей нам вдолбила в голову преподаватель почти никому не интересного муниципального права Татьяна Константиновна Ковалёва, по совместительству ведущий эксперт в Российской Федерации по вопросам государственного регулирования в сфере телекоммуникаций, недвижимой собственности и энергетики.

Вот они, эти тезисы:
1. Для клиентов юрист не бывает в туалете, на обеде и на перекуре. Он может быть либо на переговорах, либо в суде. Точка.
2. Если вы что-то не знаете - не тратьте время, позвоните тому, кто точно знает.
3. Клиент платит деньги не за то, чтобы узнать, что что-то сделать нельзя. Клиент платит за то, чтобы узнать, как это сделать можно.
4. Единственная ваша уважительная причина - это если вы умерли. Но даже когда вы умерли, перед тем, как лечь в гроб, вы должны передать клиента коллеге.


Про "юридическую чистоту" квартир - мифы и реальность.

Оригинал взят у a_supergirl в Про "юридическую чистоту" квартир - мифы и реальность.
Пост изначально писался для одного сообщества, но был признан общественно-полезным, в виду чего от комментаторов поступила просьба разместить его в открытом доступе.
Сейчас опять понабегут да понаукрадывают текстов всякие там издания да агентства недвижимости, ну да и ладно. С текстами по ювенальной юстиции я успешно отсудилась, компенсации получила весьма нехилые - значит, и в этот раз также поступим, есличо.

Итак.
Прочитала про "первых владельцев", "через нотариуса" и "все проверит банк" - и прям кровавые слезки из глаз.
Это псто-ликбез развенчания мифов про "юридическую чистоту" недвижимости. Кому интересно - велкам под кат. Там с наглядными примерами. Кому неинтересно - ну так кат же :)

Collapse )

Ну и бонусом к развенчанию мифов – краткий перечень того, что я обычно проверяю (там много полезного, пользуйтесь на здоровье). В смысле, это не все, что я проверяю, но, так сказать, базовое:
Collapse )

Ну и так, это уже побухтеть. «А я вот две квартиры сама купила – и ничего». Купить, уж простите, и дурак может. А вот чтоб купить и потом проблем не было….

Извините, у меня всё. На вопросы в комментах обещаю отвечать по мере загруженности (то есть очень_небыстро)

тем временем в киеве

Оригинал взят у zabavakrasava в тем временем в киеве
Сегодня в Киеве очередная годовщина - два года с первого массового разгона Майдана, если не считать 30го ноября.

Я прекрасно помню эту ночь.
Мы побыли на Майдане вечер, как обычно. И разъехались по домам вполне спокойно. Потому как в этот день, 10 декабря 2013, в Киев как раз приехала Кэтрин Эштон, еврокомиссар и председатель по вопросам безопасности. Она посетила Майдан примерно в то же самое время, как и мы. Уж при таких-то гостях никто и рыпаться не станет, - подумали мы и поехали по домам.

Через пару-тройку часов на площадь пошли силовики. Какая-то показательная в своем гопническом "нуачо" акция, словно специально подготовленная для глаз еврокомиссара. И чё вы нам сделаете?

Я узнала об этом случайно. Перед сном написала в жж девочковый постик из разряда "в Киеве внезапно этой ночью -16! где купить лыжный комбинезон?"
Через восемь минут я зайду в фейсбук и удивлюсь массовым однотипным статусам. все почему-то спрашивали, кто едет машиной в центр, кто-то, напротив, сообщал, сколько свободных мест у него в машине. Час ночи. Что за черт? Включила он-лайн камеру, установленную, кажется, на Профсоюзах, и вот тут-то прозрела.

Я была в гостях, у меня оказалась постирана вся одежда, в которой пришла. Вот так мокрые джинсы мешают стать героем :) Мне даже не в чем было выйти на улицу и добежать до своей машины, которая стояла в полутора километрах от места моей ночевки. Тогда я села в жж, и начала просто сбивчиво записывать все, что видела в прямом эфире. На утро окажется, что эта моя сбивчивая, но дословная фиксация, что за чем происходило - один из немногих "документов" для спавших и ничего не подозревавших людей.

Мои "Хроники" той ночи.
Перечитала и уфф...снова как вчера все.

Я сидела на полу с ноутбуком и тряслась, потому что воочию наблюдала за чем-то невероятным.Collapse )


20131211T043428Z_1_CBRE9BA0CPJ00_RTROPTP_4_UKRAINE

да, фото сделано в ту самую ночь.
Мостик на Институтской.
- 16.

Траур в белом пальто. Как нам научиться переживать горе

http://spektr.press/traur-v-belom-palto/  Людмила Петрановская

Одна из дыр, оставшихся в нашем коллективном сознании после страшного 20 века – неумение горевать. Проведя несколько десятилетий в условиях, когда всех убиенных невозможно было не то что оплакать – даже пересчитать, даже узнать об их смерти, даже сказать о ней вслух, люди в нашей стране во многом утратили умение проживать траур так, чтобы горе могло делать свою работу по адаптации психики к новой реальности, к жизни после утраты.

Коллега рассказывала однажды, как на похоронах отца к ней подходили один за другим родственники и друзья и, крепко сжав ее плечи, говорили: «Держись!». Так, что на следующий день все болело. Другая знакомая, похоронив любимого мужа, буквально через три дня уже услышала от «соболезнующих»: «Ничего, ты молодая, еще выйдешь замуж, надо жить дальше». Ребенок, потерявший родителей или отобранный у них, попадая в приют, имеет все шансы в тот же день поехать в цирк (потому что шефы прислали автобусы и остаться с тобой тут некому: воспитатель едет со всей группой), а прямо завтра с утра отправиться в новую школу (в некоторых регионах это прямо предписано и проверяется). И ничего, что ты оглушен случившимся и ослеп от слез – «там отвлечешься, там интересно и весело, тебе понравится».

Между тем, все нормальные традиции проживания потери построены как раз на том, что человек освобождается от необходимости «держаться» и ему, наоборот, всячески помогают «расстраиваться». Его освобождают от бытовой суеты, позволяя полностью погрузиться в переживания, ему помогают плакать в голос профессиональные плакальщицы, ему предписывается избегать увеселений и «отвлечений». При этом традиция освобождает его от истощающих решений, не нужно думать и гадать, все заранее прописано: что есть, что надевать, куда ходить, куда нет, с кем общаться и какие слова говорить. Это очень важно для работы горя – иметь возможность оплакивать потерю в безопасном «коконе», создаваемом рамками ритуалов и поддержкой окружающих.

Если человек получает такую возможность, он проходит этот скорбный путь целиком, в конце концов выходя из мрака острого горя в светлую печаль и память, и тогда отношения с утраченными близкими, любовь к ним снова становятся для него ресурсом, а не вечно болящей раной в сердце. Получая возможность на время «уйти из жизни», символически проводив близкого человека «на ту сторону», прожив близкое соприкосновение со смертью, горюющий может потом вернуться в мир живых без вины и чувства, что он что-то не сделал для ушедших и не имеет права здесь быть.

И наоборот, если горевать стыдно, или опасно, или просто не до того, если горе «заморозить» требованиями «держаться», «отвлечься» и «жить дальше», человек вынужден отщепить какие-то части своей души, «заморозить» чувства, включить диссоциативную защиту, стать немножко мертвым – продолжая жить. Тогда горе остается внутри души этими отщепленными непрожитыми кусками, не отпуская годами и десятилетиями.

Цветы и игрушки у российского посольства в Киеве. Фото RIA Novosti/Scanpix

Цветы и игрушки у российского посольства в Киеве. Фото RIA Novosti/Scanpix

Результаты многолетней вынужденной диссоциации больших общностей могут внушать инфернальный ужас, как, например, жуткий рассказ о могильнике времен репрессий в Колпашево, который вскрылся неожиданно в 70-х. Люди уже следующего поколения оказались не способны по-человечески отреагировать на обнажившееся свидетельство массовых убийств: ни оплакать, ни защитить память жертв, ни подумать об их родных, ни, судя по всему, даже впустить в сознание, что именно видят и в чем участвуют. Они ушли от осознания трагедии в привычную «заморозку», механически выполняя распоряжения начальства.

Даже и сейчас, уже в 21 веке, кто из нас не испытывал растерянности, узнав, что у ближнего случилось горе? Мы не знаем, что сделать и что сказать, формулы соболезнования непривычны, ритуалы во многом утрачены, прощание с умершим при стандартной процедуре длится 15 минут, а потом все стараются поскорее выпить. Когда россиянин видит кадры общественного траура, такие как вереница черных катафалков, движущаяся по центральным улицам города, после гибели десятков голландцев при крушении Боинга, или стоящих на коленях вдоль обочин дорог жителей Западной Украины, которые провожают так машины с погибшими бойцами, ему это кажется чем-то «чересчур», «напоказ», «неестественным».

Но эмоциональное пространство не терпит пустоты, место запрещенного горя занимают другие чувства, кажущиеся более социально приемлемыми или «правильными». Это прежде всего праведный гнев, желание кого-то пристыдить. Поэтому каждая новая большая беда вызывает всплеск взаимных обвинений, охоты за «не так горюющими» и становится поводом для массового выгула белых пальто. А уж если трагедия окрашена политически…

Можно вспомнить реакцию на гибель людей в Одессе, в мае прошлого года. Сколько было эффектных залезаний на броневик, как тыкали в глаза оппонентам «неправильными» словами и чувствами. Стоит чему-то случиться – и представители разных сторон начинают, бдительно прищурившись, охотиться за «аморальными» реакциями оппонентов. Напишешь слова поддержки пострадавшим в той или иной ситуации – и сразу десятки комментариев в духе «а где вы были, когда…? а горевали ли вы так же по поводу…?». И в ответ им немедленно: «а вы сами? что-то не помню, чтобы вы убивались, когда погибли… и случилось…».

Наверное, при этом люди искренне уверены, что уж они-то не бесчеловечные резонеры, которым чужое горе – не беда, лишь бы оказаться правыми. Что уж они-то и правда сочувствуют-горюют, поддерживают пострадавших. Вот только пострадавшие с ними не согласны. Им от всего этого тошно и плохо.

Когда я недавно общалась с одесситами, было очень горько слышать, как им добавляло боли, как злорадство насчет «жареных колорадов», так и вопли про «Хатынь и заживо сожженных». Правды не было ни в том, ни в другом — произошла трагедия, ставшая результатом провокации, стечения обстоятельств, сочетания преступных действий и ошибок. Она потрясла весь город, такого не ожидал и не хотел никто. Мало того, что у людей беда, – так их беду еще и юзают, конвертируют в свою правоту, занимаясь пропагандистским мародерством. Говорят, шубу из «спасибо» не сошьешь, а вот белое пальто из соболезнований отличное получается, очень износостойкое – многие до сих пор не сняли и демонстрируют при каждом удобном случае.

Так хочется спрятаться за свою безупречность и неуязвимость, отстроив ее от чужой вины. Глядишь, в азарте выяснения, кто в чем неправ, и горевать не придется, обсуждая и осуждая «неправильно горюющих». При этом не важно, клеймим ли мы ночные клубы за Хэллоуин или гостелевидение за недостаточно траурную программу передач. Даже не важно, клеймим или восхищаемся! Например, реакция на цветы, принесенные украинцами к российскому посольству после падения самолета тоже часто из той же серии: вместо простого теплого «спасибо» – «о, посмотрите, они святые, не то что мы». Можно же белое пальто напялить и на другого, а самому за рукав подержаться. Зачем это все? От чего мы прячемся в этих полемиках?

Цветы и свечи на Дворцовой площади в Санкт-Петербуге. Фото RIA Novosti/Scanpix

Цветы и свечи на Дворцовой площади в Санкт-Петербуге. Фото RIA Novosti/Scanpix

Конечно, в первую очередь, это страх.

Что было причиной крушения лайнера, мы пока не знаем. Но суть в том, что обе версии очень пугают.

Если самолет развалился в небе, потому что владельцам авиакомпании сэкономить деньги на ремонт или замену самолета важнее безопасности, а скорее всего, у них и в природе этих денег не было, это очень страшно для любого человека, летающего российскими самолетами, например, для меня. Потому что понятно, что в ближайшей перспективе денег не будет не только у этой авиакомпании. Потому что в условиях падения доходов, они падают и у проверяющих, и у разрешающих, а значит, больше вопросов можно «порешать», просто заплатив взятку. Потому что такое случалось и в более благополучные времена, вспомнить хоть «Булгарию», унесшую жизни взрослых и детей ровно по той же причине. Потому что, думаю, даже самый оптимистичный сколенвставальщик в России на самом деле хорошо себе представляет цену жизни рядового гражданина, и рублю здесь по степени девальвации не сравниться.

Если это и правда бомба ИГИЛа, все тоже невесело. Россия влезла в противостояние, чтобы утвердить свой статус в «геополитическом раскладе», восстановив против себя миллионы фанатически религиозных людей по всему миру. Готова ли она к столкновению с реальным, не полууправляемым терроризмом? Наши спецслужбы – они еще что-то умеют, кроме как рейдерствовать и подлянки соседям устраивать? Они способны с этой угрозой сколь-нибудь эффективно справиться? Вот нет уверенности-то.

Чувствовать себя заложником этой ситуации очень неприятно. Хочется выйти из осознания уязвимости во что-то более энергетичное – например, начать праведно негодовать. Жаль, что безопасности это не добавит. Лучше бы все же оставаться в контакте со своим чувством страха, которое о нас вообще-то заботится, и призвано обратить наше внимание на реальность угроз. Что можно с этим сделать – другой вопрос, как минимум, подумать, стоит ли летать российскими чартерами. А потом, может быть, подумать, стоят ли геополитические понты угробленной экономики и угробленных жизней. Хотя бы подумать.

А еще, мне кажется, в такие дни особенно мучительно переживается наша разобщенность. Вот это отсутствие, утрата социальных технологий совместного переживания беды, при всех бла-бла-бла про соборность и коллективизм. Первый, базовый импульс – не обнять ближнего, а «определиться с позицией». Не единение, а раскол – реакция нашего коллективного сознания и бессознательного на любой практически вызов. У нас в головах есть готовые проекции «их» реакций. Подставится, конечно, тот кто не сдержится и вывалит свои проекции вслух, как это случилось с Константином Крыловым, получившим в ответ на эмоциональный выкрик про «праздник у русофобов» многочисленную обратную связь с кратким содержанием «совсем больной». Но он-то, может, и совсем, а вот здоровых-то много ли среди нас? Или у него просто на языке оказалось то, что всех на уме: «сейчас ОНИ начнут использовать это в своих интересах». Кто ничего такого ни разу не подумал, пусть кинет в Крылова комментом.

Нас не прибивает бедой друг к другу, а разносит на много километров по пустыне, как останки самолета. Преодоление этой модели требует осознанных усилии, на автопилоте же включается именно она.

224 свечи на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге в память о погибших на A321. Фото Reuters/Scanpix

224 свечи на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге в память о погибших на A321. Фото Reuters/Scanpix

И все же, жизнь постепенно берет свое. Вспомните реакцию на обрушение аквапарка в Москве, больше 10 лет прошло. Как много тогда было злобных комментариев в адрес «богачей», способных позволить себе подобный отдых, и ведь это точно были не боты, и пропагандой они накачаны не были, и в соцсетях тогда обитала публика в среднем более высокого образовательного уровня. С тех пор было много бед. Был Беслан, потрясший всех и давший опыт действительно общенародного горевания. Невозможно забыть бутылки с водой, которые люди несли к школе, это выражение любви, заботы и вины взрослых, не сумевших спасти детей. Были пожары и Крымск, объединявшие людей с разными взглядами и позициями для помощи пострадавшим.

После известий о разбившемся самолете люди начали в первые же часы собирать деньги для семей, пошли с цветами, игрушками, лампадами, распечатанными портретами к стихийно возникшим местам встреч, чтобы разделить горе, прожить его вместе.

Пусть сами ритуалы заимствованы из репортажей «Евроньюс» – это там мы впервые увидели тысячи свечей, зажженных соотечественниками жертв, и игрушки, которые несут на место памяти, если погибли дети. Это хорошие ритуалы, и если они помогают вспомнить, что можно просто быть вместе в горе, делая это тепло, искренне и достойно, их стоит сделать своими.

Пусть власти привычно пытаются воевать с правом людей на горе, как они воюют с мемориалом Немцова, пусть не находят и пары человеческих слов, а вместо этого требуют «наказывать не так горюющих». Властьимущие вообще обычно диссоциированны больше всех, и не факт, что способны из своей эмоциональной отмороженности выйти. Но и помешать другим горевать и быть живыми они больше не могут.

Люди – социальные существа, мы нуждаемся друг в друге. Мы хотим встречать жизненные беды, чувствуя теплое плечо рядом, ведь все мы знаем, что беда эта – не последняя. Мы зажигаем свечу и нас греет, что это же делают еще тысячи людей, у которых те же чувства, что и у нас. Все это не вернет погибших, но объятия и ритуалы помогают живым остаться живыми. Да и все мы когда-то умрем и хочется знать, что вслед тебе будут слезы и свечи, а не каменное молчание и не свары, что твоих близких будут обнимать, а не обвинять. Что все будет по-человечески.

И о себе. Приступ острого нарциссизма

Оригинал взят у a_supergirl в И о себе. Приступ острого нарциссизма
А еще, благодаря одной женщине, подруге дочери которой (уже хороший заход) дали мой номер по дороге на пляж в Крыму (еще лучше), я поняла, что реально крута.
Женщина позвонила с задачей, абсолютно никак не решаемой в поставленных ею рамках.
Collapse )
У меня же получилось выглянуть за поставленные рамки, выяснить мотивы всех акторов и предложить для этих самых акторов совершенно иное решение.
Collapse )
В данной ситуации считаю, что я молодец. Я на 99% уверена, что такое решение могут предложить лишь 10-15% юристов.

(no subject)

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1648710015399068&id=100007802562801&pnref=story

Позвали в гости. Подруга с мужем. Будет много народа, сказали.. Я говорю: не зовите, хуже будет. Я не люблю народа. Я - социопат. Нет, приезжай, настояли. Ну, приехала. То се. Выпили, поели. И тут - разговоры. Все болтают, я молчу. Начали у меня всякую фигню спрашивать. Не спрашивайте меня ни о чем, говорю. Я - молчаливый социопат. Нет, пристали. Один. Полчаса рассуждал о манерах, о том, как трудно жить, когда вокруг не умеют себя вести и одеваться. Что Вы об этом думаете, говорит мне. Подряд три раза. Ну, я и сказала, что я думаю, что на его месте я бы не надела крепдешиновую кофточку своей мамы, даже в гости, даже под пиджак своего папы ... И не стала бы из общей мисочки доедать салат. Переложила бы в свою тарелку. И ... Ну, он не дослушал, ушел быстро и даже уехал. А я что? Я - откровенный социопат.
А тут еще одна. Полвечера все говорила о здоровом питании, и сетовала, что ничего здорового нет на столе. Что я об этом думаю, спросила меня. Несколько раз. Ну, я и сказала, что она, несомненно, символ здорового питания, вся сама здоровая, здоровенная, даже. И да, ничего подходящего для нее нет. Уже нет. Особенно, на ее части стола. Все кончилось. И она как - то сразу тоже домой собралась, только пирожок доела с мясом. А я что? Я - правдивый социопат.
И тут с другого края стола спросили. Там женская компания, все рассказывала про свой успех у мужчин. Бешенннный. На отдыхе. В Турции. И Испании. У массажистов и официантов. Громко так рассказывала. И у меня спросила, к несчастью, как мои успехи у мужчин. Ну, я и рассказала, что нет у меня успехов. Ни одного альфонса за это лето не осчастливила. Ни в Турции, ни в Испании. Наверное, денег жалко. Я - жадный социопат. И они как-то вдруг все засобирались домой и уехали. Стало тихо. .Остались мы. Я, подруга, муж. И бабушка.
- Господи, счастье какое, - сказала подруга. Как они рано все уехали. Впервые.
- Я по этому поводу вишневую наливку сейчас принесу, сам делал, только для нас берег, - сказал муж.
Мы пили наливку, и смотрели на закат. Было чудесно. Тихо и пахло листвой. Спасибо, что позвали в гости, сказала я. Как хорошо у вас. Приезжай всегда. ответили они. Я приеду. Я - благодарный социопат.
Наталья Иванова

Дуракам слава

Оригинал взят у marta_ketro в Дуракам слава
Вы сегодня целый день упоённо обижаете дураков, а я бы хотела вступиться.
У них есть некоторые преимущества, просто трудноразличимые. Но, например, в начале отношений глупец способен легко обойти на повороте разумное существо.
Умник сдержан в проявлениях чувств, острожен в обещаниях и тревожен. Дурак же обрушивает на партнёра поток эмоций, причём, совершенно искренних. Он ничего не боится, говорит как чувствует, возможных проблем просто не видит - проницательности не хватает. На его фоне обычный человек выцветает, кажется унылым и нещедрым, хотя всего лишь старается отвечать за свои слова.

Жизнь дурака полна чудес, фантастических совпадений, побед и приключений - что поделать, они доверчивы, не способны видеть причинно-следственные связи, склонны трактовать любую случайность в свою пользу. Позитив заражает, и когда вы увлечены недалёким человеком, ваша жизнь тоже наполняется сюрпризами. Неважно, что вы их сами тщательно подготовили, близость с солнечным болваном временно лишает критичности, и это полезно. С воплем "всё фигня" ваш Карлсон протащит вас там, куда бы сами и не сунулись, боясь застрять или сорваться. Тут важно не увлечься и не делегировать ему все полномочия - этим иногда грешат женщины, уставшие решать и планировать. В какой-то момент идея "ни о чём не думать" кажется притягательной. Увы, это большая ошибка. Не думать можно часа два во время секса и перед сном, а в остальной период бодрствования лучше быть вменяемой. Карлсон даст хороший импульс, избавит от нерешительности, но не будет расхлёбывать последствия. Застой в делах он, возможно, поможет преодолеть, но дальше ничего "само и как-нибудь" не пойдёт. Именно вам придётся работать и нести ответственность.

Дурака легко порадовать. Умники невыносимы: за любым добрым словом им видятся грубая лесть и манипуляция, тем более, когда они там есть. Гладить и почёсывать интеллектуала можно только в строго отведённом месте, и вам ещё предстоит его нащупать, некоторые комплименты оскорбляют их хуже прямой гадости. С дураком же просто праздник какой-то - скажите, что он красивый, мужественный и устоять перед ним невозможно. Всё, нож не нужен. Тщеславие, как правило, неразрывно связано с глупостью, поэтому вить из него верёвки будет легко и даже приятно. После концерта Мадонны недовольно заметьте: "старая корова глазела на тебя со сцены весь вечер! даже споткнулась один раз, так засмотрелась!" - будьте уверены, он поверит, не сомневаясь, что сиял из двадцатого ряда, как солнце. Есть опасность, что потратит все свои сбережения на три ведра роз, которые притащит к её гримерке, но охрана обычно аккуратна, сильно бить не будет. Зато до конца дней станет рассказывать, что мог замутить роман с Мадонной, но она старенькая уже, передумал.
Льстить и дарить бубенчики - вот и всё, что вам нужно для хорошей связи с безмозглым существом, неважно, какого пола. Правда, кому угодно тоже. Кто похвалит его лучше всех, тот и получит вкусную конфетку. Придётся охранять свои угодья от таких же ловких манипуляторов, вашу умственно-недостаточную добычу постараются использовать и другие. Много с неё все равно не взять, но полянку потопчут, не сомневайтесь. Смиритесь, индейское имя вашей радости - Слабый Ум, Поникшая Лилия.

Collapse )

Как это называется - когда стыдно за других? Есть такое слово?

Оригинал взят у d_v_temnote в Как это называется - когда стыдно за других? Есть такое слово?
Никогда не думала, что политика может меня так расстроить.
Читала себе френда otecsergiy, читала... Интересно было - малый предприниматель, рассказывает, как дело идет, какие проблемы, как решаются. И вот - на тебе сегодняшнее:

"Марш миллионеров и бездельников
Я честно сказать в полном шоке. Кто все эти люди которые от имени ВСЕХ кричат "за нашу и вашу свободу" и призывающие к свержению власти. За какую свободу, от чего, от кого? Кто эта оппозиция? В этих рядах я вижу только зажравшихся московских офисных работников, гламурных дур, креативных художников, артистов, геев и лесбиянок, дизайнеров, писателей, хипстеров и разных предателей и интриганов, обивающих пороги посольств и торгующих островами. Почему среди них нет врачей, шахтеров и учителей, всех тех людей, которые реально работают и производят продукт, а не торгуют воздухом?
Я больше чем уверен, что изъятые у Собчак конверты с валютой нажиты незаконным трудом, что это черный нал полученный за её деятельность, с которых не платятся налоги. Она такая же жулик и вор как и те, против кого она выступает.
Печально всё это и смешно одновременно, страна сходит с ума..."


Ей-богу, стыдно было читать...
Ответила, конечно:
"у вас аккаунт украли, что ли?
вы сейчас рассуждаете, как то самое неразумное быдло.
во-первых, вы сами хоть раз были на митинге? или вы видели достаточно много оппозиционеров, чтобы утверждать о них такое?
почему вы не задались, к примеру таким вопросом - не странно ли, что именно те самые благородные учителя оказались в первых рядах фальсификаторов выборов?
откуда такая злоба по отношению к "зажравшимся офисным работникам"? не кажется ли вам, что именно они, зажравшиеся, должны быть полностью довольны властью? не видите противоречия?
откуда убеждение, что именно профессия определяет порядочность? по-вашему, все врачи - люди чести, а все манагеры - редкостные беспринципные суки?
ну и пассаж насчет собчак, конечно. давайте над ней поглумимся, потому что она нам не нравится. кто еще вам не нравится? давайте составим списки, чтобы знать, к кому можно так относиться, плюя на ту же конституцию. если собчак "наворовала" - судите ее за то, что она наворовала. а не за то, что она против солнцеподобного.
господи, как же стыдно..."

Сейчас в посте более 500 комментов. Есть и адекватные, кстати, и их немало.
Но все равно красной нитью проходит мысль, разделяемая огромным количеством людей: "Собчак - сука. Деньги наворовала. Спиздила наши кровные. Сиськами натрясла. Все правильно. Вешать таких надо".
Неудивительно, что никто из них не задумывается, что деньги нашли, но незаконность их происхождения - не доказана. Что вообще-то обоснование для проведенного обыска - отнюдь не экономические преступления. Но меня поразило то, что никто из них не задумывается, что законность - она одна для всех.
Для мрази. Для сучки. Для серийного убийцы. Да, она одинаковая - для тех, кто тебе нравится, и для тех, кто нет.
Иначе - раздаем оружие, сжигаем уголовный кодекс и идем мочить теток в мерзких балетках, димубилана, соседа с перфоратором, владельца лексуса и самого автора поста (держит рынок, однозначно сомнительная личность).

Вы знаете, не могу сказать, что я считала, что мы живем в просвещенном веке. Но не в девятнадцатом же! Взять все и поделить! Все наворовали! Ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать!
К чему какие-то доказательства? К чему какие-то там реверансы? Неважно, что обвинение по политическим мотивам - у тебя ж бабки нашли! Неважно, что ты не убивал - твои сиськи мне не нравятся! Пришли с обыском - заслужила. Посадили - тем более. Расстреляли? Да я сам бы ее убил! Насосала бабла, понимаешшш!

У меня плохие новости для оппозиции. Слишком много людей в этой стране абсолютно не заслуживают того, что вы за них боретесь. Они заслуживают жить в стопроцентно тоталитарном государстве. Под кнутом из колючей проволоки.

Прописные истины: про числа.

Оригинал взят у grosslarnakh в Прописные истины: про числа.

"Тыс." или "тыс"? "Млн." или "млн"?
Сокращение "тысяч" до "тыс." образуется отбрасыванием части слова, поэтому в конце сокращения "тыс." ставится точка. 
Сократить "миллионы" в "млн" получится, выкинув некоторые буквы из середины слова - поэтому в конце "млн" точка не ставится. 
Писать  "У Маши было 15 тыс яблок, а у Вити - 34 млн. груш" - неправильно. Правильно - вот так: "У Маши было 15 тыс. яблок, а у Вити - 34 млн груш".

14 – цифра или число?
Цифры - это такие буквы для записи чисел. 
Про то, что буквы могут иногда становиться словами, мы знаем. Например, внутри слова "писька" "и" - буква, а внутри предложения "Копыта и лопата" "и" - слово.

Также и цифра 5. Если "5 яблок", то "5" - число, а если "157 чертей тебе в дышло" - то "5" - цифра. А 157 - число.
Легко себя проверить. Вспомните на вкус школьную задачку: "Какое число чертей вам в дышло?" - звучит знакомо. А вопрос "Какая цифра чертей?" - должен вызывать спотыкание. 

В десятичной системе счисления все, что больше девяти - числа. И когда диджей на радио говорит: "правильная цифра - 14", то программный директор, услышав это, должен нажать соотв. кнопку, чтобы под диджеем раскрылся люк и тот выпал из здания радиостанции прямо в ад.

3 000 000 или 3 млн?

Иногда в тексте речь идет о приблизительных величинах - например, "каждый день мы разыгрываем более 2 миллионов тонн нефти". Читатель понимает, что оценка приблизительна, по тому, с какой точностью указано число. "Более 2 миллионов тонн" - это может быть 2 212 393 млн т, например.

А вот когда пишут "Наше мероприятие посетило более 1 200 000 человек", в тексте задается точность оценки до человека. В данном контексте это число интерпретируется как 1 200 001 - 1 200 009 человек, и непонятно, почему поленились посчитать точно.

Нормальные люди напишут "К нам пришли 1 млн 200 тыс. человек". Понятно, что погрешность может быть, но ее в таком случае автору текста простят. Он честно предупредил о ее величине, воспользовавшись порядковыми сокращениями. И слово "более" тут уже вообще более не нужно.

Когда люди любят родную речь и текст осмысленен - они пишут обычно именно то, что имеют в виду. А когда маркетинговые дурачки хотят придать пафоса своему тексту, они пишут как можно больше нолей. 000 000 000 000 000. Типа, это солидности придает. При этом им абсолютно все равно, что текст превращается в кирпич. Они на то и дурачки, чтобы поменьше думать головой.  

На этой радостной ноте К. Эвиденца смиренно умолкает.