Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Дамы, берегите себя.

Оригинал взят у ne_matros в Дамы, берегите себя.
Было дело, внезапно попала в реанимацию. Врачи сказали, повезло, что не сразу в гроб.

Дело было так. Пришла я в начале лета к гинекологу в частную лабораторную службу Хеликс (www.helix.ru) на плановое УЗИ. Гинеколог, видя меня впервые, с разбегу обнаружила у меня неприятную болезнь, написала рекомендации по приёму препарата и даже не упомянула, что перед приёмом такого препарата нужно сдать анализы, и как минимум прийти на целевую консультацию, причём не раз. Тем более, если я принимаю этот препарат впервые. Зато при обследовании я наслушалась, что я должна рожать, обязана рожать, почему до сих пор не родила, итд. Моё финансовое состояние, как я буду выживать как мать-одиночка, готова ли я рожать в таких условиях – добрую докторшу не волновало. Возможно, если бы доктор отвлеклась от моих долгов по родам и сделала свою работу, я не попала бы в реанимацию из-за тромбоза глубоких вен, вызванного побочным эффектом препарата. А влияние побочного эффекта можно было предсказать как раз после анализа, о необходимости которого врач мне не сказала. Диагноз, кстати, не подтвердился, но это я узнала уже после реанимации.

Я написала претензию в Хеликс. Сумму просила 33 тысячи рублей, всего лишь на возмещение лечения.

Collapse )

Поэтому будьте осторожны. Реальное отношение к клиентам в Хеликс кардинально отличается от деклараций, а влететь в такую ситуацию, как я выяснила на личном опыте, можно очень легко.

Лайк, шер, репост, как говорится.

Медицина в США

Оригинал взят у graphitediamond в Медицина в США
Патриотическая пропаганда рассказывает, как все плохо в США, в том числе и с медициной. Типичный пример:



Вчера я, пользуясь случаем, спросил у гражданки США, как там все с медициной. И задал вопрос, как быть человеку, у которого нет страховки и нет денег, а лечиться надо. И получил очень неплохой развернутый ответ. Как можно увидеть, реальность довольно сильно расходится с представлениями патриотов.
ranitsa: Для того, чтоб ответить на этот вопрос, нужно сначала объяснить фундаментальное отличие американской/западной медицины от советской и (как наследнцы советской) белорусской. Поясню, я- беларуска, в РФ никогда не жила, с российской медициной не сталкивалась, поэтому я могу сравнивать американскую медицину с белорусской, а не российской. Но не думаю, что отличия в системе существенны. Итак, в чем основное различие? Принципиально разная система обслуживания пациентов и больных. Медицина на западе это высокие технологии, современная диагностика и соответствующее лечение (иногда очень сложное). Что это значит? Это значит :
1. Здесь нельзя вызвать врача на дом. Совсем. Если тебе нужна медицинская помощь - ты сам едешь к врачу или в госпиталь. Если угроза жизни - сердечный приступ, или вдруг человек синеет и теряяет сознание или внезапное кровоизлияние и т.д. - тогда звонят 911 и приезжает бригада парамедиков. Там нет врача. Там есть специалисты, способные оказать первую помощь, определить серьезность проблемы, быстро доставить в ближайший госпиталь. Поначалу это всегда вызывает шок и резкую критику у всех вновьприбывших. Как это ехать больному к врачу, как это тащить к врачу ребенка с воспалением легких или разбитой головой? Что за дикость и глупость!!! это неправильно, бесчеловечно, опасно для здоровья и т.д. Вот тут и наступает главное понимание медицинских системCollapse )

Неотразимый Гога, он же Жора

Оригинал взят у tanja_tank в Неотразимый Гога, он же Жора

Не было печали у красивой и успешной Катерины, героини Веры Алентовой в фильме «Москва слезам не верит» - так прицепился к ней в электричке неотразимый Гога, он же Жора! Он интуитивно мне не нравился еще с юности. А теперь-то я со всей ясностью понимаю, какая жизнь началась у Катерины в 40 лет... Очень «веселая» жизнь.

Итак, разберем этого субчика.гога

В электричке Гога сходу ведет себя бесцеремонно, нарушая личные границы незнакомой женщины. Сначала он ее упорно разглядывает, затем цепляется с разговором (таким псевдоискренним, псевдопростецким, призванным быстро сократить дистанцию, создать иллюзию близости), в ходе которого ставит героине несколько «диагнозов» (мужика нет, по работе — не выше, чем мастер), потом неуместно переходит на «ты». Отчего Катерину совершенно справедливо коробит, и она стремится отвязаться от этого типа.

Важный нюанс. Гога глубокомысленно подмечает, что у Катерины взгляд незамужней женщины — потому как «оценивающий». Хотя на самом деле, оценивает-то он, таращась на нее ("поддержание пронизывающего зрительного контакта" Сэм Вакнин указывает как характерное для нарцисса) и сразу же мелкими провокациями проверяя на податливость насилию. Определяя взгляд женщины как оценивающий, он проецирует на нее свою вечно оценивающую и сравнивающую нарциссическую натуру.

Абсолютно в нарциссическом духе Гога начинает бурное ухаживание. Навязывает себя в качестве провожатого - при этом не забыв обратить внимание Катерины на то, что денег у него хватит только на такси до ее дома, а уж до своего ему придется идти пешком.  Мол, оцени размах моей жертвы.

Тип из электрички не нравится Катерине.  Но вместе с тем... интересен. Интересен тем, что говорит и ведет себя «не как все».
Точнее, держит себя нагло и фамильярно. Что ошибочно принимается Катериной (и многими тысячами зрительниц) за мужественность, уверенность и силу.

Collapse )

Евгения Альбац о Собчак - Хаматовой и о медицине

http://echo.msk.ru/programs/personalno/876917-echo/#element-text
М.КОРОЛЕВА: И сегодня это особое мнение Евгении Альбац, главного редактора журнала «The New Times». Прежде чем продолжать о большой политике, вот, все-таки, вопросы, которые тут поступают по поводу вопроса, который Ксения Собчак задала Чулпан Хаматовой на церемонии Ника. Ну, вы, наверное, видели, смотрели, слушали. Спрашивают, что вы думаете по этому поводу? Что это было? Там, пиар, самопиар?

Е.АЛЬБАЦ: Я смотрела, собственно, то, что появилось на YouTube. Трансляцию я не видела. Во-первых, я хочу сказать, что у меня Ксения Собчак вызывает очень большое уважение. Она – человек со стержнем. И еще бы год назад кто-нибудь нас спросил бы, вот эта девочка, которая ведет там «Дом-2». Да вы бы 10 копеек не поставили, что Ксения Собчак может превратиться в настолько яркую фигуру в нынешней политической жизни, в какой она превратилась.

М.КОРОЛЕВА: Но я бы, допустим, поставила бы.

Е.АЛЬБАЦ: А я все время вспоминаю, конечно, Анатолия Собчака времен конца советской власти, того Собчака, который выходил на трибуну Верховного совета СССР после страшного разгона демонстрации в Тбилиси 1989 года. Я вспоминаю того Собчака, который из старого троллейбуса устроил гайд-парк в Питере, в Ленинграде. Так что это первое.

М.КОРОЛЕВА: Жень, но мы не вообще о Собчак, да? Мы, вот, о конкретном случае.

Е.АЛЬБАЦ: Нет, вот именно то, что она позволила себе задать вопрос, который, действительно, интересует, я думаю, что, действительно, миллионы людей, Чулпан Хаматову заставили этот ролик записать или она это сделала по собственному почину? Это, с моей точки зрения, особенно после выступления Миронова, актера Миронова, было, с моей точки зрения... Я не могу сказать, что это было оправдано, да? Я думаю, что, наверное, может быть, нужно было другое место, может быть, для этого избрать. Но это вопрос, который людей интересует. Собчак – журналист. Журналист всегда журналист. Вот, всегда.

М.КОРОЛЕВА: То есть у вас не было ощущения неуместности, популизма?

Е.АЛЬБАЦ: У меня было ощущение и есть ощущение огромного уважения к Собчак. Пункт первый.

Пункт второй. Именно Собчак добилась того, чтобы после этого в эфире Би-Би-Си Чулпан Хаматова сказала, что ее никто ни к чему не принуждал, и она просто, вот, искренне благодарна Владимиру Владимировичу Путину. Замечательно.

М.КОРОЛЕВА: А кто-то ждал такого ответа?

Е.АЛЬБАЦ: Значит, мы получили... Ну, он произнесен (этот ответ). Больше вот этих... Все эти ужимки Хаматовой, которые продолжались последнее время «Ничего как-то не скажу», вот, они закончились. Теперь все слова произнесены. Мы еще раз получили подтверждение, что актеры всегда актеры, что они читают чужие тексты. Честь ей и хвала за то, что она делает в этом фонде для детей. Хотя, честно говоря, пиар, который идет в связи с этим фондом, немножко, мне кажется, для благотворительной организации зашкаливает. Потому что есть некоторые другие фонды, да? Есть «Чистая линия», есть «Помоги.орг», есть Доктор Лиза, да? Которые помогают больным детям. Помоги.орг – я сама даю деньги детям, больным церебральным параличом, да? Помогают разным больным людям, имеют значительно меньший publicity, не имеют такой поддержки как премьер-министр тире президент РФ Владимир Путин, да? И, мне кажется, значительно как-то скромнее держатся. Вообще благотворительная деятельность не требует таких софитов, как мне кажется.

М.КОРОЛЕВА: Ну, в данном случае, если это работает на привлечение, скажем. Вот, если Хаматова своим лицом, своей деятельностью просто привлекает деньги на себя. Ведь, благое дело. Вроде бы, благое дело.

Е.АЛЬБАЦ: Я думаю, что знаете... А вы никогда не задавались, Марина, одним простым вопросом? Вот, Владимир Владимирович Путин, премьер-министр РФ помогает больнице, созданной Чулпан Хаматовой. Замечательно. И слава богу, что это происходит. Но при этом он – премьер-министр, в его подчинении находится министр здравоохранения РФ. А почему вместо того, чтобы увеличивать расходы на оборону, премьер-министр не распорядится и не скажет, что нам надо еще на несколько процентов поднять расходы на медицину? Ведь, вы посмотрите, что получилось с последним бюджетом, когда выросли расходы на оборону и упали расходы на здравоохранение, науку и образование. Почему премьер-министр просто не скажет «Ребят, да нам надо тратить на здравоохранение не 2-3% ВВП, а нам надо потратить сейчас 4-5% ВВП. Не будем мы делать ракеты. Вот, мы не будем их делать. У нас много больных детей»?

Я каждый раз когда утром слушаю... Мы делали материал об этом, Зоя Светова делала материал в журнале у нас. Я слушаю на «Эхо Москвы»: «Помогите: им нужна ваша помощь». Я каждый раз задаюсь вопросом: «Почему одна из богатейших стран мира с колоссальными запасами нефти и газа? Ну, сделайте вы, отстегивайте вы от каждой нефтяной компании, от каждого бара или Газпрома». Вот, Газпром сейчас там купил Comedy Club за 10 миллионов или миллиардов, за какие-то огромные деньги купил этих смеющихся людей по телевизору, да? А почему бы эти деньги не отдать детям, чьи родители с протянутой рукой ходят и просят «Дайте 10 тысяч долларов...»

М.КОРОЛЕВА: Подождите. Но, наверное, не через благотворительные фонды, правда?

Е.АЛЬБАЦ: Подождите. Нет, подождите, дайте я договорю. Значит, они объявляют на «Эхо Москвы» каждый божий день.

М.КОРОЛЕВА: Да почему только на «Эхе Москвы»-то, Жень?

Е.АЛЬБАЦ: Ну, я слушаю «Эхо Москвы» - я не знаю других радиостанций.

М.КОРОЛЕВА: А. Отлично.

Е.АЛЬБАЦ: Объявляют: «Нужно собрать такой-то, нужно на помощь в Германии, в Израиле, в других странах». Почему? ПОЧЕМУ родители должны детей с хроническими заболеваниями, со страшными заболеваниями, почему они должны ходить и просить? Почему?!

М.КОРОЛЕВА: У нас, между прочим, обязательное медицинское страхование.

Е.АЛЬБАЦ: Ладно.

М.КОРОЛЕВА: Не так ли?

Е.АЛЬБАЦ: У нас нет никакого обязательно медицинского страхования. У нас вообще не существует страховой медицины. У нас ее не существует. У нас существует воровская медицина. Вот это у нас существует. Поэтому не будем про это говорить. Состояние нашей медицины наичудовищное. Когда-нибудь я обязательно об этом расскажу. У нас в самых дорогих клиниках творится катастрофа абсолютная. Но забудем сейчас об этом – я не буду сейчас об этом говорить.

Я говорю о том, что фонд Хаматовой существует, прежде всего, потому, что туда дает деньги Путин. Почему Путин дает деньги через фонд и почему он как премьер-министр не распорядится, чтобы все нефтяные и все газовые компании отдавали деньги в пользу, там я не знаю, там, выделить отдельную статью бюджета на лечение хронически больных детей? Почему это не происходит? Это же абсурд!

М.КОРОЛЕВА: Но как я понимаю, это, опять-таки, это должно не через благотворительные фонды делаться, а просто автоматически. Вот, болен ребенок – и он лечится бесплатно, за счет государства. Разве нет?

Е.АЛЬБАЦ: Газпром является, между прочим, государственной компанией, в которой доминирующее участие принимает государство. Роснефть – государственная компания. Так выделите! Перестаньте вы сокращать деньги на здравоохранение и науку. Это же... Понимаете, это же какое потрясающее лицемерие! Увеличить на фантастические бабки производство оружия убийства, и при этом сократить расходы на здравоохранение и дальше говорить про фонд, играть на пианино, собирая деньги для фонда Хаматовой. Что, Хаматова этого не понимает?

М.КОРОЛЕВА: Я думаю, что она представляет себе, что делает благое дело....

Е.АЛЬБАЦ: Поэтому, Марина... Вот, простите. Я долго на эту тему молчала. Я каждый божий день... Вот, я просто немножко знаю, что такое больные дети. Я каждый день слушаю и я просто поражаюсь. Ребята, вы задумайтесь на одну секунду. Мы – одна из богатейших стран мира, а у нас дети с хроническими заболеваниями, их родители ходят постоянно с протянутой рукой, на паперти стоят «Помогите вылечить детей». Это же стыдобина, то, что происходит. И это происходит в то время, когда он 12 лет находится у власти. 12 лет он находится у власти!..

М.КОРОЛЕВА: А скажите мне, пожалуйста, почему...

Е.АЛЬБАЦ: ...И Хаматова знает это, и говорит, что она за него проголосовала бы. Так вот, отвечая на ваш вопрос. Вот вам Собчак и вот вам Хаматова.

М.КОРОЛЕВА: Но Собчак же не об этом спросила.

Е.АЛЬБАЦ: Секунду. Я не верю, что Хаматова не знает про ситуацию, про то, что сокращается бюджет на медицину. Не верю, что она этого не знает. Она играет в игру. Замечательная актерская игра. При этом надо отдать должное, что она эту роль играет потрясающе.

М.КОРОЛЕВА: Подождите. Но тогда, ведь, люди должны отказаться создавать и участвовать в благотворительных фондах. Не так ли?

Е.АЛЬБАЦ: Они не должны. Вы меня простите великодушно, таких фондов как у Чулпан Хаматовой в стране существует не один и не два, и не три. Понимаете, в чем дело? Доктор Лиза, которая ездит по вокзалам и лечит людей, которые находятся на самом дне. Бомжи.

"я маленький бог"

http://f5.ru/freshf5/post/363092

ЖЖ eprst2000 несколько лет оставался локальным хитом работников индустрии кино и рекламы: в нем некая Алеся Петровна писала юморески о том, как проходят съемки очередного ролика про памперсы или нового сериала.
 


Число подписчиков eprst2000 росло, блог вышел в топ-10 ЖЖ, шуточные зарисовки Алеси пошли в народ (историю про создание рекламы с бобрами перепечатали больше 1000 раз: "По сюжету бобер должен был пробежать по кадру, взять в лапы книгу, начать листать и изображать чтение. Мы сразу сказали заказчику, что очень постараемся найти читающих бобров, но, скорее всего, их не так много..."). При этом формат не менялся: Алеся по две-три недели работает почти круглосуточно, на износ, а в перерывах между съемками строчит в ЖЖ.

В кафе Алеся Казанцева (Петровна — ее настоящее отчество) появляется в обтягивающем синем костюме с глубоким декольте: нахальная энергичная дама, шутит много, бессовестно и удачно — огонь-баба! Себя описывает безжалостно: мол, циничная, алчная, любит только деньги и на читателей ей плевать. Но когда к столику подойдет вокзальная нищенка и попросит на хлеб, Алеся молча полезет в сумочку за полтинником. "Дайте больше!" — затянет побирашка, и Алеся опять войдет в образ: "Ну нет!"

— Больше всего меня поражает вот что: все вокруг дох...я умные. Если спросить любого врача о системе образования, он скажет: мой ребенок учится в школе, там такие-сякие учителя, все плохо! Спроси любого учителя о системе здравоохранения: он был в поликлинике, там кошмар. Все в мире знают, как на самом деле надо играть в футбол, хотя никто не играет в футбол — сидят с такими огромными животами, жопу свою никогда не поднимут. И все эти ЖЖ-читатели тоже знают, что ты должна писать, когда ты должна грустить, когда ты должна не грустить. Какого х... вообще? Я давно перестала читать комментарии. Один только помню от девочки: "Моя мама болеет, ей очень плохо, я распечатала ваши посты и дала почитать — она так не смеялась полгода" — вот тогда я почувствовала, что посадила цветочек, а он — раз! — вырос и кому-то теперь хорошо пахнет.

— А как без комментариев? Вы топовый блогер, вашу байку про бобра перепечатывает даже fishki.net — это самый страшный успех, которого только можно пожелать человеку.
— Мне сказали: "Ты на bash.org!" Я думаю: "Что такое bash.org?" Полезла смотреть, а это просто какие-то смешки. Это самая удивительная вещь: для меня ЖЖ ничего не значит. Я ничего для его популярности не делаю, правда. Например, у вас есть полотенце, оно любимое, любимого цвета и смотрится на вашей вешалке — ну и что? Единственное, что вы для этого полотенца сделали, — достали его из шкафа. Может, даже не вы его покупали, его мама принесла. С ЖЖ то же самое.Сергей Доля пишет, что блог отнимает много времени, становится работой. Ничего себе! Я пост пишу ровно за 15–30 минут. Сажусь, открываю ноутбук, и, допустим, в голову приходит какое-то слово. Или очень люблю читать тупые сайты, "Экспресс-газету", "Дни.ру"... Беру сигарету, кофе и могу тупить часами, читать всякую фигню, редчайшую просто. И вдруг увижу что-то: это ж надо! — и быстро стучу запись.

— Для кого?
— Ни для кого. Это последствия прежней работы. Когда-то работала журналистом и очень много писала. Потом мне адски надоело складывать слова в предложения, предложения — в абзацы, абзацы — в тексты, и я подумала, что хорошо бы сменить поле деятельности, отдохнуть. А лучший отдых — это смена работы. Я думала, что на полгодика пойду в рекламу, а осталась надолго. Реклама — это очень честная работа. Мне говорят: "Нужен ролик, такой-то кастинг, декорации, эскизы, костюмы". Я: "Хорошо". Две недели не разгибаюсь, меня бьют головой об пол, очень все тяжело, вокруг одни сумасшедшие (о чем я часто пишу). Хотя хороших людей намного больше, просто о них не смешно писать.

— Теперь, очевидно, можете уйти в писатели.
— Не хочу. Монсеррат Кабалье специально училась петь, работала над этим, бережно относилась к своим связкам. А есть люди, у которых просто хорошие голоса, и они просто поют, поют и поют.

— Стоя в душе.
— Ну вот да! В ЖЖ я пою, как в душе. Просто делаю бла-бла-бла и ухожу. Все! Люди знают, как поет Кабалье, и никто не знает, как пою я. От этого мой голос хуже не станет. Мне начали предлагать: напишите книгу, напишите сценарий... Но это системная работа, надо сесть, думать над текстом... А я этого не умею. Более того, не люблю. Или вот мне теперь почти каждый день предлагают издать блог eprst2000 на бумаге. "Выпустим ваши посты отдельной книгой". — "Да не надо этого делать!" — "Да что же вы, Алеся!" Называют какие-то деньги. А я думаю: да нет, нечестно продавать то, что уже было выложено и прочитано... А специально я ничего написать не могу. Я вообще не писатель, фантазии никакой, совсем не умею сочинять.

— 440 постов в eprst2000 доказывают обратное.
— Самое обидное (вот после этого я вообще перестала читать комментарии!), что люди говорят: "Скажите, что это вымышленная история, мы вам не верим, вы пи...те!" А ведь я действительно не умею придумывать. Вижу только на расстоянии собственной вытянутой руки. Моя работа связана прежде всего с разными людьми — интересными и смешными, умными и бездарными, режиссерами и креативщиками. И это неисчерпаемый кладезь для сюжетов. И как только эта дверь закрывается, мне не о чем говорить.

— То есть все, что вы пишете про индустрию рекламы, — правда? Даже бобры?
— Все правда, даже бобры. Ролик снимался для Казахстана. И я никогда бы про него не написала, если бы подозревала, что история вот так разлетится. В Казахстане нет ЖЖ, поэтому, думаю, ладно. Потом мне говорят: "Наконец-то в Казахстане открыли ЖЖ, и мы можем прочитать ваши смешные тексты!" Думаю, все: меня сейчас поймают и убьют, потому что это реальные заказчики, реальные клиенты, там была реальная ситуация с реальными бобрами.

— Телепроизводство — такая рутина: восемь часов готовишься, ждешь, пьешь чай, чтобы потом пять минут поснимать. Тягомотина — но вы о ней рассказываете с задором и даже восторгом.
— Вы правильно сказали, именно восторг! Это чувство во мне неистребимо всю жизнь. Я приехала в Москву из Сибири, из адской глуши. Маленький город, прямо какая-то окраина Долгопрудного — вот это и есть мой Барнаул. Никогда в жизни не хотела стать знаменитой в ЖЖ, работать в кино и вообще из Барнаула не хотела уезжать, потому что у меня там мама. Но как-то получилось, что одно за другое, мне очень хотелось жрать, где-то надо было спать. Мы с мамой всю жизнь жили плохо, голодно в прямом смысле этого слова, и я себе пообещала, что буду жить хорошо — материально и финансово. А для этого надо очень много работать. Так вот, про восторг. Снимаем Патрисию Каас. Я смотрю на нее: "Не может быть!" Когда я была маленькая, у меня был папа, который еще тогда не спился, а у папы был "КамАЗ". Папа садился на "КамАЗ" и в магнитофончик ставил шипучую, скрипучую пленку Каас. Папа был очень крутой, и у нас была эта кассета — единственная на весь район. И вот Каас стоит рядом со мной. Говорит: "Можно выйду на 15 минут в дамскую комнату?" А уже готова камера, свет стоит. Говорю: "Нет, сейчас снимем, и я вас отпущу". Каас: "Хорошо". Я потом думаю: "Вот это что сейчас было? Патрисия Каас меня спросила: можно пописать? А я ей типа: потом поссышь! И это я, простая сибирская девчонка?! Это кто-то вообще заметил? Обратили внимание?"

— Другие о рекламе рассказывают как о каторге, а у вас — современная сказка.
— Потому что научилась отделять работу от себя. Когда какой-то очень талантливый, но полное говно режиссер говорит: "Я хотел! Мы обсуждали!", рвет меня на куски: "У вас вонючая страна! Вы не умеете здесь работать!", то раньше у меня все просто клокотало, поднималось, разрывалась аорта, я плакала, не спала ночами. Если режиссер что-то не получал на площадке, я умирала, у меня выпадали волосы. А потом поняла, что это не я. "Эта страна", его претензии, его талант, его говно, его характер, его отношение ко всему — это не я! Помню, как-то сказала себе: "Боже, мне завтра 13 лет!" И вот с этим ощущением (а мне 31) живу до сих пор.

— То есть люди вокруг что-то делают, вы наблюдаете — и это вас абсолютно устраивает?
— Наоборот! Я второй режиссер, организовываю весь процесс. И чувствую себя не просто наблюдателем, который привозит тележку, а реально маленьким богом. Потому что знаю, кто и во сколько. Обожаю ранние смены: в пять утра приезжаешь в павильон, а лучше на локейшн открытый, стоишь, куришь и видишь, как собираются гримеры, декораторы, все опухшие, невыспавшиеся. И думаешь: "Это я им сказала быть в пять часов!" Обожаю ощущение, что ты всеми крутишь-вертишь: "Так, все, внимание! Перестановка!" — и люди встают, начинают таскать свои огромные приборы.

— Да, да... Но я все о своем: как писатель eprst2000 вы могли бы стать божеством калибром побольше. Представьте, как сидите в книжном магазине, а очередь тянется до метро: дождь-снег, но люди терпят, хотят взять автограф — не потому, что вы так сказали, а просто потому, что вы такая есть.
— То, что люди стоят в очереди, чтобы я им поставила закорючку, это не волнительно, не наполняет меня никакими смыслами. Что хорошего в том, чтобы быть знаменитой? Появляются деньги? Но я умею зарабатывать и без этого, могу себе позволить купить квартиру и даже сделать в ней ремонт. Тебя узнают на улице? Бывает, что подходят люди какие-то на площадке, специально приезжают представители клиентов: "Вы, правда, та самая Алеся?" Отвечаю: "Конечно нет, однофамилица". Меня просто зае...ли этими бобрами, правда! Нашлись все мои одноклассники, однокурсники, люди стали искать со мной знакомства — какой-то ужас! А я не люблю, когда все смотрят.

— По-моему, вы кокетничаете.
— Нет. Если завтра удалят мой блог, не изменится ни-че-го. Я не стану жить хуже. Я заведу другой ЖЖ и, если захочу, буду в него писать (а если не захочу, то не буду). Это может показаться кокетством. Типа "если ты такая бессребреница, ну и че ты тогда пишешь в свой ЖЖ? Пиши себе в ноутбук и никому не показывай". Мой блог стал известным случайно. Это как если бы вы жили в квартире всю жизнь, а потом ваш дом объявили памятником культуры. И все люди говорят: "Ну вот и зачем ты живешь тут? Или гордись этим, чувствуй что-то, или съезжай!" А почему я должна уезжать, писать в другое место? Я тут живу. 
Мне до сих пор странно, что кому-то вообще интересно, что я там пишу. Кому это надо? Я Алеся — сама по себе Алеся, проходите мимо. Я очень люблю деньги, но люблю их не тратить, не просто так получать, а именно зарабатывать, в этом мой главный азарт. Поскольку я помню себя бедным, нищим, недоедающим человеком, сейчас это просто синдром блокадника: готова работать днями и ночами — работать, а не ставить автографы.

— Но ведь идет подстройка под читателя, под заказ. Вы все чаще пишете про бобров, про жирафов.
— Я не выбираю темы. Раньше писала много о личном, о мужчинах, например, а потом прихожу на встречу с агентством: "Слушай, ты так круто написала про свой ПМС!" И я понимаю, что вот эти 15 человек знают, что у меня сейчас ПМС. Я не хочу, чтобы знали. Однажды написала про своего молодого человека Диму, как он мне сделал предложение и все такое. Удалила моментально, потому что началось: "Ой, Алеся, такая история, нам так понравилось, это ж сценарий!"

— Все-таки жизнь не сводится к деньгам и работе?
— Семья появилась совсем недавно. Кстати, вчера. Мы сделали маме ремонт в стиле прованс, красиво ужасно! И вчера приехали в первый раз в гости с Димой. Мама накрыла стол. Самое главное, что стол был круглым, без углов. Это очень важно, когда не каждый на своей стороне, а вместе. И состоялось то, о чем я мечтала всю жизнь: стол, над ним — торшер, какие-то мантики-шмантики, Димочка, ешь-пей... А нам потом надо ехать домой, потому что у нас еще и кот... Я, Дима, мама, кот... И мы можем ездить друг к другу в гости. Вот это и есть семья — и я все это вчера почувствовала.
Хотя замуж я не хочу, и детей тоже, категорически. Я очень занята собой, делаю только то, что мне нравится, и этим наслаждаюсь. Конечно, я зависима от продюсеров, от режиссеров, от работы, и, конечно, я не могу сказать: "Так, ребята, все fuck off!" Но я уже нахожусь в той ситуации, когда могу выбирать работодателя (ни-ни-ни, с этим продюсером больше не буду!), могу отказываться, могу брать пять проектов, могу вообще не брать... Хотя я алчная бабища, поэтому беру все.


— ОК, а какое место во всем этом занимает ЖЖ?
— Никакое. Мне пишут много хороших и лестных отзывов. Люди приходят с ними как с кирпичиками, из которых ты складываешь мнение о себе: вот я талантливая, популярная, кому-то нравлюсь... Построила себе замок красивый, сидишь, любуешься, а потом приходит другой человек и говорит: "Да пошла ты нах...й, тупая п...да" — и замок рушится в куски. Потому что те, кто его построил, его и развалят. Поэтому ЖЖ не может быть местом в жизни. Это просто нечастое времяпрепровождение.

________________

АЛЕСЯ КАЗАНЦЕВА, второй режиссер, журналист, блогер. 31 год. Родилась вБарнауле. Окончила факультет журналистики Алтайского государственного университета, лауреат премии "Золотое перо" Алтайского края. В 20 лет переехала вМоскву. Работала в журнале "Индустрия рекламы", кинокомпании "Базелевс". С 2007 года — фрилансер и второй режиссер на съемках рекламных роликов, фильмов, сериалов. В 2002 году открыла ЖЖ eprst2000, который в настоящее время занимает девятое место в рейтинге livejournal.ru.



Стыд 4. Как выбираться из «ловушки стыда»

vika-pekarskaya.livejournal.com/41294.html

Давным-давно я написала три статьи про стыд (те, кто не читал или читал, но забыл, могут ознакомиться с ними здесь), и торжественно обещала написать еще – чтобы раскрыть тему полнее. Но процесс написания, увы, затянулся. К сожалению.

С другой стороны, «обещанного три года ждут».Ура, товарищи – это случилось! Вот, собственно, обещанное.

Чуть-чуть напомню: здоровое чувство вины и здоровое чувство стыда нужны для того, чтобы мы были способны уживаться вместе, в обществе. Вина нужна, чтобы не причинялся вред другим (ну, чтобы люди не толкались на улице, соблюдали очередь и т.п.), стыд – чтобы каждый вел себя, как принято (ну, скажем, на свадьбе танцевал, на похоронах печалился, а не наоборот).

Нездоровые (то бишь, отравляющие, токсические) их эквиваленты нужны для того, чтобы загонять индивида под плинтус, качественно контролировать его поведение.

 

Collapse )

 

Правила жизни

ge-shem.livejournal.com/109070.html
Основатель первого московского хосписа и ее правила жизни. Опубликовано здесь
 

Вера Миллионщикова

Главный врач Первого московского хосписа, умерла 21 декабря 2010 года в возрасте 69 лет

Записала Светлана Рейтер
Фотограф Владимир Васильчиков

Что такое хоспис: работа нянечки.

В моей биографии есть красивая вещь: я начинала с акушерства, а закончила хосписом. И мне это нравится. Я сама, когда этот факт осознала, подумала: «Ни хрена себе!»

Беременная женщина — это Венера Милосская. И этот остренький животик, и пятна на лице, и глаза телячьи — мне так они нравятся. У наших больных тоже красивые лица — одухотворенные.

Жизнь — это путь к смерти.

Смерть — это всегда страшно. Я до смерти боюсь смерти. Смерть — это таинство, которое осознают все — с самого рождения. Даже ребенок, заходя туда, где лежит покойник, сначала может закричать: «Мама! Мама!», но как увидит мертвого — замолкает. И дело не в том, что он вдруг увидел лица взрослых. Дело в том, что он понимает: таинство должно происходить в тишине.

Не надо активно вмешиваться в процесс умирания — ты уже ничего не исправишь. Но надо быть рядом, взять за руку, соприкоснуться, посочувствовать. Думать о том, что тебе нужно приготовить щи, ты точно не будешь. Вокруг разлита важность момента — кто-то уходит, а ты сопровождаешь его. Говорить необязательно, можно просто тихо сопеть. Главное, чтобы человек чувствовал, что он не один. Потому что одному, говорят, очень страшно. Но наверняка я не могу сказать — не умирала.

Жить надо сегодня. Не у всех есть завтра.

Как человек жил, так он и умирает. Когда я только начинала, нас вызвали на Комсомольский проспект, в роскошный генеральский дом. Сказали, что в одной из квартир умирает женщина. «Вот только дочь у нее алкоголичка». Приходим. Роскошная квартира, большая прихожая, ванная. А прямо напротив двери — комната, и в ней сидит женщина тридцати двух лет. Дверь соседней комнаты закрыта и приперта сумкой. А в сумке — килограммов десять картошки. Мы слышим: «Пришли? Там она!» Отодвигаем картошку, открываем дверь, а там, поперек кровати,лежит абсолютно голая окоченевшая старуха со спущенными на пол ногами — на клеенке, без простыни. Окоченение — минимум сутки. Первое желание было — задушить эту девку, дочь ее. Мы хлопнули дверью, шли и пинали по дороге все урны, хотели даже разбить окно. А потом я сказала: «Ребята, а что мы знаем о ее жизни? Почему она пьет? Может, мать у нее чудовищем была?» Ведь как ты живешь, так ты и умираешь.

Трудно, когда умирают дети. Но привыкаешь и к этому, потому что профессия постоянно напоминает тебе: умирают все.

Живи каждый день, как последний: со всей красотой, полнотой и горем. Даже если хочется поспать, а у тебя много дел, не откладывай на завтра ничего — пусть даже это покупка сумочки или звонок соседке. Надо делать то, от чего покой выльется на твою душу.

Отслеживаю судьбы детей НКВДшников, с которыми училась. Боже, какие страшные судьбы! Кто-то спился, кто-то умер, а кто-то — родил лилипута. Грех родителей просто так не отмолить, без платы — нельзя, и если старшим платить не пришлось, по счетам заплатят потомки.

Я очень рационально трачу свои силы и время. Моя дочь Машка, когда была маленькая, говорила моей подруге: «Марина, не расстраивайся, что мама тебе не звонит. Вот когда будешь умирать, она обязательно к тебе придет».

У меня пожилые друзья, и мы часто говорим о болезнях: как пописал, как покакал. С этого начинается разговор. С возрастом говорить о смерти и болезнях становится нормой. Но с молодыми я не говорю на эту тему и ненавижу, когда во время застолья говорят о хосписе. У людей и так много негатива, хватит с них.

Классический джаз  это очень много для меня. Я даже сказала своим: «Когда умру, пусть на похоронах звучат Дюк Эллингтон и Элла Фицджеральд». А никаких других музык и речей мне не надо.

У меня нет завещания  зачем? Если я умру первая, мой муж все получит. Если он умрет первым, я все получу — и вот тогда уже напишу завещание. Кто первый умрет, того и тапки.

Пять лет назад я заболела саркоидозом и только тогда поняла, что болезнь близкого делает с его родственниками.

Рак — интересная болезнь. Без изъянов. Во время этой болезни вы можете сделать многое. Раньше я думала: хорошо бы уйти быстро, без боли. Но посудите сами: допустим, я поссорилась с дочкой, вышла на улицу и — авария. Как будто я должна быть счастлива. Но что будет с моей дочкой? Как она будет жить? Когда есть такая болезнь, как онкология — многолетняя, многомесячная, и все родственники больного об этом знают, — жизнь человека сразу меняется. Появляются возможности: повиниться, попрощаться, доцеловать. В такой болезни есть свое достоинство — время. А в мгновенной смерти времени нет, а значит, и нет возможности что-то исправить.

Я считаю, что нашему поколению повезло: мы, наконец, можем покаяться за грехи своих родителей. Я — родственница генерала Краснова по маминой линии. Мама и ее родные жили очень трудно. Деда забрали в 1922-м, но не расстреляли. Он умер в Луганской тюрьме, потому что от него отказалась его старшая дочь — Лиза. Когда дед узнал об этом, он объявил голодовку и умер. Мама рассказала мне об этом только в 1976-м году. Всю жизнь она прожила с ужасом в душе. Да, от отца отреклась не она, но разве это не наш семейный грех? А тетя Лиза, кстати, была чудесная женщина, и в то время она просто не могла поступить иначе.

День победы застал нас в Вильнюсе, где мы жили с 1944 года. Но я его совершенно не помню. Зато помню, как мама кормила пленных немцев. Папа мой, Василий Семенович, был начальником на железной дороге и имел право брать пленных немцев в качестве рабочей силы. Я помню, как в 1947 году они ремонтировали у нас на станции потолок. Мама варила им домашнюю лапшу, а они целовали ей руки. Для меня это был явный знак того, что мама — хорошая. А еще немцы сажали на нашей станции деревья — преимущественно ясени. Какие-то из них выросли с кривыми стволами, и до 1966 года, пока я не переехала в Москву, я ходила мимо этих деревьев и думала: «Вот немцы! Не могли ровно деревья посадить!»

Боже, какая я была дура в школе — активная, противная и омерзительная. Со стыдом вспоминаю, как хотела выгнать из комсомола двух девок — самых красивых. Рая Должникова и Людка Гражданская были рано созревшие девочки, подкрашивались, ходили на танцы, носили челки. А мне челку носить не разрешали. Помню, я устроила собрание, требуя исключить Раю и Люду из комсомола. Меня тогда никто не понял. Со мной случилась истерика, и я потеряла сознание. Но я не завидовала им. Просто я была — эталон, а они, как мне казалось, нет. Райка Должникова вообще форму с вырезом носила: чуть-чуть наклонится вперед — и сиськи видны.

По каким заповедям жить  коммунистическим, евангелическим или каким хотите еще — не важно. Главное — жить любя.

Однажды врач из женской колонии приехал к нам за вещами и лекарствами. А потом звонит мне с благодарностью: «Вера Васильевна, приезжайте к нам! У нас тут так хорошо!» — «Нет, — отвечаю, — лучше вы к нам, у нас тоже неплохо». Потрясающий, если вдуматься, разговор — главного врача хосписа и главного врача женской колонии.

Я не люблю обходы. Мне не нравится, когда больные благодарят нас за нашу работу — за то, что у них чистая постель, есть еда и лекарства. До какого унижения должен дойти человек, чтобы благодарить за то, что его помыли и перестелили кровать!

Никогда не ищите благодарности от того, кому что-то дали. Благодарность придет с другой стороны. Мое глубокое убеждение состоит в том, что добро должно идти куда-то, а приходить — отовсюду.

Я не святая. Просто делаю то, что мне нравится. А так, я очень плохой человек: злая и достаточно циничная. И я не кокетничаю. А святые тоже делали то, что им нравилось. Иначе невозможно.

У меня было три собаки, и все — дворняги. Мы — плохие хозяева: наши собаки были очень умными, но, старея, попадали под машины. Все три собаки так и погибли. Они были очень свободолюбивыми: с поводком ходить не хотели, а мы никогда не настаивали.

Я люблю собирать грибы и знаю, где гриб растет. У меня на них нюх, как у свиньи. Когда я иду за грибами, то точно знаю, что соберу 15-16 белых и пару подосиновиков. Другие грибы меня не интересуют. Я мужу своему говорю: «Видишь березку? Иди, и без шести белых не приходи». Он приходит с пятью, и тогда я возвращаюсь туда и нахожу еще один.

Я все время руковожу. Я очень люблю властвовать и очень авторитарна. Девчонки говорят: «Маме помогать — хуже нет». Я сижу в комнате и командую: «Так, это — в шкаф, это — в мойку». Иногда мне, конечно, хочется прикусить язык, но дочки говорят, что

Если я замолчу, то буду драться.

С чужими всегда проще быть доброй.

Меня на всех не хватает.

(no subject)

uta_kryakva wrote:

При массовой агрессии лучше бежать быстрее и дальше, если первым побежите в сторону, противоположную ходу толпы, то спасетесь:) Это если вы в гуще событий.

Если серьезно, то психология масс - это огромная энергия, которой сложно противостоять, поэтому лучше заранее понимать, что вы в этой толпе делаете и что там вас привлекает.

Влюблённость и страх

stkorn.livejournal.com/277931.html
Многие из вас наверняка были влюблены. И многие замечали, что когда видишь любимого человека, когда разговариваешь с ним по телефону, или даже когда общаешься по аське - сердце начинает колотится сильнее, а дыхание перехватывает.

   И вы наверняка думали, что этот сердечный трепет и есть верный признак любви.

   Так вот, вас обманули:

•  Сужение сосудов,
•  повышение артериального давления,
•  усиленное и учащённое сердцебиение,
•  затруднённое дыхание,
•  сокращение скелетных мышц (дрожь в коленях)

   - всё это признаки гормона адреналина.

   И то, что вы на самом деле чувствуете, общаясь со своим любимым человеком - это не любовь. Это - страх.

•  страх оказаться покинутым
•  страх, что он неправильно поймёт вас
•  страх, что ваше общение прекратится
•  страх, что он сейчас развернётся и уйдёт

   Вы не любите - вы боитесь.
Collapse )

Кристин Мизерандино «Теория ложек»

sadcrixivan.livejournal.com/37495.html
Я в различных блогах с регулярностью встречала упоминания о «теории ложек» или просто о ложках, и никак не могла понять, кто тут сошел с ума и причем тут ложки вообще. И вот нашла оригинал статьи, с которой пошло это выражение. Как выяснилось, впервые употребила термин женщина с красной волчанкой. Но также теория ложек оказывается очень полезной для людей с любым синдромом хронической усталости, аутизмом и любой невидимой инвалидностью.

Моя лучшая подруга и я ужинали вместе и разговаривали. Как обычно был уже поздний вечер, и мы ели картошку с соусом. Как все нормальные девушки нашего возраста, мы часто ужинали вместе в колледже, большую часть времени мы обсуждали мальчиков, музыку и всякую ерунду, которая в то время казалась очень важной. Мы никогда не говорили ни о чем особенно серьезном, просто проводили время и смеялись. Когда я достала таблетки, чтобы выпить их во время еды, как я обычно делала, она как-то странно уставилась на меня и прекратила разговор. Ни с того ни с сего она спросила меня, каково это иметь красную волчанку и болеть. Collapse )